CELLO. 3-DIMENSION

VII ФЕСТИВАЛЬ VIVACELLO, ОРГАНИЗОВАННЫЙ БОРИСОМ АНДРИАНОВЫМ И ФОНДОМ «U-ART: ТЫ И ИСКУССТВО», ПО СЛОЖИВШЕЙСЯ ТРАДИЦИИ ВЕЛИКОЛЕПНО РАСКРЫЛ СПОСОБНОСТЬ ЭТОГО БЛАГОРОДНОГО ИНСТРУМЕНТА БЫТЬ ОБЩИТЕЛЬНЫМ В РАЗНЫХ ПРОСТРАНСТВАХ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МИРА.

 

Текст: СЕРГЕЙ ХАЧАТУРОВ

Формально виолончель путешествовала по многим арт-площадкам Москвы: открытие и закрытие фестиваля прошли в Концертномзале имени П.И. Чайковского, оттуда программы разъехалисьпо лучшим консерваторским и музейным залам столицы. В Малом зале консерватории прошел вечер камерной музыки с грандиозным октетом для струнных Джордже Энеску, с ураганным драйвоми феноменальным качеством сыгранным лучшими из лучших солистами: Аленой Баевой, Андреем Барановым, Никитой Борисоглебским, Родионом Петровым, Федором Белугиным, Даниилом Гришиным, Борисом Андриановым, Кристиной Блаумане. В Мультимедиа Арт Музее (бывшем Московском Доме фотографии) прошел вечервиолончелиста и композитора, виртуозного импровизатора Штефана Брауна. В «Зале Врубеля» Третьяковской галереи сонатныйвечер с участием хедлайнеров сегодняшнего исполнительского искусства Джинг Джао, Алены Баевой и Вадима Холоденко был сыгран с соответствующей самому genius loci галереи изысканностью. Участвовали в концертах и классики (Иван Монигетти) и тинейджеры (скрипач Ренносуке Фукуда родился в 1999 году).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отдельная реплика – о «Тихой молитве» Гии Канчели, которую соркестром исполнили Борис Бровцын и Борис Андрианов. Применительно к неофициальному изобразительному искусству 1970 – хтеоретик contemporary art Борис Гройс ввел термин «романтический концептуализм», предполагающий присутствие живой выстраданной интонации (чаще всего от лица извечного героя литературы, «маленького человека») в аранжировке шаблонных, жестко нормативных языковых систем. О музыке Канчели, наверное, можно говоритькак об образце «романтического минимализма». Магнитофонная запись с голосом ребенка, напевающим бесхитростные букварные, буквальные слова о Мире, Солнце и Боге становится конструктивной осью концерта. Партии скрипки и виолончели в сопровождении оркестра создают мощнейшие потоки чувств, вихрящиеся вокруг этогосмиренного детского голоса. Открытая, навзрыд, лавинообразная эмоциональность усмиряется кротостью. Сознание верит обещаниямгармонии и просветления.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Филигранная разработка всех тем импровизаций Брауна показывала, что виолончель на самом деле может в смысле мимикрииголоса и явления себя в разных видовых и жанровых амплуа, от джаз-гитары до ритмической секции ударных. В целом же у Брауна получилось пронзительное, очень сложное лирическое послание сродни балладам героя прошлого фестиваля, гитариста Эдина Карамазова. И текст «рококо-вариаций» Чайковского им был понятна каком-то глубинном, структурном уровне. Розенблату, по-видимому, больше приглянулись возможности использовать виолончельные вариации Чайковского в качестве саунд-декораций в уютном ретро-стиле, близком к кинофильму Карена Шахназарова «Мы из джаза». В этом контексте рококо-вариации становились проводником популярной, массовой культуры. Ну а страстное и искреннее, технически совершенное исполнение «Вариаций» Джонатаном Роузманом и «Виртуозами Москвы» под управлением Сергея Смбатяна позволило соскрести нафталин с классики и услышать ее заново рожденной. Таким образом один сюжет фестиваля с опусом Чайковского дал возможность виолончели стать проводником трех измерений культуры: популярной, классической и экспериментальной, артхаусной.

 

 

 

Способность виолончели аккумулировать возможность трудного, вдохновенного и талантливого общения была явлена в самих программах фестиваля. Так, для открытия была выбрана тема странствий по музыкальному миру с виолончелью и скрипкой. Барочные концерты Антонио Вивальди стали благословением в путь, а кульминацией явились опусы классиков модернизма Альфреда Шнитке и Гии Канчели. С симфоническим оркестром Москвы «Русская филармония» под управлением Дмитрия Юровского играли Нарек Ахназарян, Тимоти Парк, Ренносуке Фукуда, Алексей Лундин, Никита Борисоглебский, Федор Амосов. В каждом концерте, будь то Вивальди, Сен-Сансили Шнитке союз скрипки и виолончели помог объемно, во всех гармонических, тембровых нюансах понять то, что в XVIII столетии называли «линией красоты» стиля, а в XX-м Казимир Малевич определил в качестве «прибавочного элемента». Имеется в виду обусловленный эпохой мировоззренческий феномен, что «произвел реакцию насуществующий строй чувства». Слушатели совершили странствие поразным стилям. Во всех случаях музыканты «прибавочный элемент», проще говоря – «эпошистость», явили в звуках тонко и красиво.

Сергей Смбатян, дирижер

 

— Много есть хороших фестивалей сейчас, но мало проектов, которые влияют на проблемы и пропагандируют правильные идеи, в нынешнем мире это очень важно. Для России это значимый проект, и в то же время он интересен и в международном масштабе. То, что делает фестиваль, занимается популяризацией виолончельной музыки – помогает нам всем.

Виолончель является образцом и референтом многомерного, объемного понимания мира музыки. Замковым камнем нынешнего фестиваля могут считаться «Вариации на тему рококо» для виолончели с оркестром Петра Чайковского. В разных интерпретациях они были исполнены аж трижды. В Мультимедиа Арт Музее Штефан Браун сделал их материалом для своих именно что мультимедийных импровизаций, в которых виолончель принимает голоса других инструментов и ее звучание соотносится с разными жанрами музыкальной культуры. На завершающем фестиваль концертев Зале им. П.И. Чайковского классическую версию «Рококо», вредакции К.В.Ф. Фитценхагена, образцово исполнил юный лауреат 15-го Конкурса Чайковского Джонатан Роузман. А закрыла фестиваль 2015 года мировая премьера – «Jazz Rockoco вариации» для виолончели с оркестром Александра Розенблата. В сопровождении камерного оркестра «Виртуозы Москвы» солировал Борис Андрианов.

Тимоти Парк, виолончелист

 

— В этом фестивале я очень ценю то, что он является не только праздником виолончели, но и праздником музыки в целом. На открытии Vivacello мы исполняем Вивальди и Шнитке — и уже по одному этому концерту можно судить, насколько широк спектр жанров на фестивале. Музыка должна жить дальше, должны звучать как уже известные произведения, так и новые. И я рад поддержать идею фестиваля.

Открытие фестиваля
Открытие фестиваля

Концертный зал им. П. И. Чайковского.

VIVACELLO VII
VIVACELLO VII

Cолисты Ренносуке Фукуда (Япония, скрипка), Тимоти Парк (США, виолончель) и маэстро Дмитрий Юровский.

Борис Бровцын (скрипка), Борис Андрианов (виолончель), Нарек Ахназарян (виолончель), Алексей Лундин (скрипка), Тимоти Парк (виолончель), Ренносуке Фукуда (скрипка), Федор Амосов (виолончель), Никита Борисоглебский (скрипка).

Борис Бровцын (скрипка), Художественный реководитель фестиваля Борис Андрианов и дирижер открытия маэстро - Дмитрий Юровский.

Борис Бровцын (скрипка), Художественный реководитель фестиваля Борис Андрианов и дирижер открытия маэстро - Дмитрий Юровский.

Ренносуке Фукуда (Япония, скрипка) и Тимоти Парк (США, виолончель)

Концерт Штефана Брауна в Мультимедия Арт Музее

Концерт Штефана Брауна в Мультимедия Арт Музее